wcf logo1 kotofey


Не успел «Котофей» еще сложиться как клуб, а жители Ленинграда стали приносить к нам своих удивительных кошек. Это был период отсутствия какой-либо информации о кошках и их породах. Те немногие доступные издания, которые мы покупали в магазине «Книги стран народной демократии», были изучены нами от корки до корки. Но в них не было ни уставов клубов любителей кошек, ни руководящих документов, ни стандартов пород. Все это надо было или найти, или придумать самим.
Одной из первых пришла в клуб Л. П. Дворянинович со своими не-обыкновенными двенадцатью или шестнадцатью «бесхвостыми» кошка-ми. Она привезла их из окрестностей города Сортавалы на Ладожском озере.
В пору моей туристской молодости, во времена походов вокруг Ладоги и поездок на ее острова, нам с друзьями не раз приходилось видеть кошек с «обрубками» хвостов. Помню, где-то в районе Питкяранты мы ночевали у старой карелки. Утром все увидели очаровательную пушистую киску с какой-то закорючкой вместо хвоста: словно его порубили ножом, да так и оставили.
— Зачем, — говорим, — над кошкой издевались?
— Та нет, он такой сам пришел и котят таких приносит.
«Он» или «она» в разговоре бабушка путала, а про котят мы даже дискуссию устроили. Мы ведь все поголовно были мичуринцами, елку с сосной скрещивали, генетику плохими словами называли. Вот и решили, что рубили хвосты кошкам в Карелии, рубили, а они потом сами с испугу отваливаться начали. (Вспоминается габровский анекдот, где экономные хозяева хвосты котам обрезали, чтобы дверь быстрее закрывалась, когда кот в мороз гулять уходит.)
С тех пор многое изменилось. К 1986 г. мы уже знали по книжкам, кто такие бобтейли (bobtail — короткий хвост), а тут они сами к нам пожаловали. Это были удивительные животные. Они несколько мельче привычных для нас дворовых котов. Головы у них более узкие, без щечек, а уши довольно большие, с крохотными, но заметными кисточками. Хвосты, как таковые, действительно, отсутствовали. Вместо них имелись «пеньки», иногда с тупым гладким окончанием, иногда — с чем-то вроде заусеницы, иногда — с изломом.
Про манксов (бесхвостых кошек) мы тогда слышали, но в живую ни манксов, ни бобтейлей своими глазами не видели. Трудно представить, как мы обрадовались своей находке!
Первый стандарт на карельских бобтейлей, как их стали называть в «Котофее», был написан после первой же выставки в 1987 году и с тех пор почти не изменился. Значительно позже мы увидели норвежских лесных кошек и удивились схожести с ними наших карелок.
Хвост карельского бобтейля по строению близок к коротким хвостам рысей. Он не длиннее 7-10 см почти не имеет изломов, разве что небольшой крючок на самом кончике да пару изломов на протяжении.
Карельские бобтейли очень нежные и ласковые киски, прекрасно чувствующие себя в суровом северном климате Карелии, отличные охотники и рыболовы. Специально их никто в Карелии не разводит, они появились сами и редко попадаются на глаза фелинологам. Я уже думала, что карелки у себя на родине оказались потерянными, как вдруг на выставке в Петрозаводске услышала из зала необычный для домашних кошек какой-то чирикающий звук. (Владельцы карельских бобтейлей хорошо знают интересную особенность своих питомцев: очень нежные «чирикающие» голоса.)
«Господи, неужели карелка?» И действительно, на стол принесли на-стоящего карельского бобтейля, кошечку красного с белым окраса. Хвостик — даже трудно так назвать, а еще труднее нащупать — крошечная заусеница, но мы все восприняли ее как подарок судьбы. Такие хвостики встречались и в питомнике Дворянинович.
Оказалось, что фанатичная «кошатница» из Петрозаводска Ангелина Кольцова несколько раз обращалась по местному телевидению с просьбой откликнуться тех, у кого есть бесхвостые кошки. Никто не откликнулся. В полном огорчении зашла она как-то в магазин, и, вдруг, из-под прилавка кто-то что-то прочирикал и к ней вышла... почти бесхвостая кошечка:
—Ты не меня ищешь..?
— Чья? Откуда? — только и смогла произнести Ангелина.
— Да ничья, забирайте.
Не веря себе, возвращалась она с Найденой, у которой сразу появились и дом, и имя.
На этой же выставке я услышала байку про то, почему у карельских кошек хвосты короткие. Вот что мне рассказали.
Живут в Карелии люди в лесах да у болот. А в болотах — змеи. Идет кошка домой, за ней хвост тянется, а следом змея ползет, хвостом кошачьим прикинувшись. Чтобы змеи в дом не заползали, стали кошкам хвосты отрубать. У кого хвост короткий, того не трогали.
Раньше я такой истории не слыхала.
Популярность незаслуженно обошла эти милые создания и по воле случая досталась курильским бобтейля. Может быть, этот рассказ исправит положение?

Длина остатка хвоста у бобтейлей не должна быть слишком большой. Хвост должен иметь законченный вид помпона или помазка и не выглядеть просто зигзагообразной деформацией. Желательно, чтобы все изгибы приводили к внешней закрытости контура без крючка, торчащего из середины конгломерата. Иногда извитой или плотно искривленный боб находится не на крупе с любой его стороны, а на прямом и толстом остатке хвоста, словно на собственной ножке. Такое положение называется «эффектом отодвинутого бобтейля» и входит в перечень недостатков.
Все бобтейли плодовиты и жизнеспособны, что позволяет заниматься их разведением с минимальными эмоциональными стрессами, связанными с вынужденной отбраковкой и эвтаназией некондиционного потомства.



© 2013 Ассоциация клубов любителей кошек "КОТОФЕЙ"
Создание и дизайн сайта - веб-студия "Vesna"